Сегодня и вчера
Клушинская битва
Произведение искусства «Клушинская битва» Автор:
Шимон (Симон, Симеон) Богушович (польск. Szymon Boguszowicz)


Размер:
980 x700 см
Техника:
Холст, масло
Время создания:
1610
Местонахождение:
Львовская галерея искусств
Страна:
Украина
Смотреть полностью


Охоты было мало охранять державу царя Василия



Костомаров Николай Иванович. Исторические монографии и исследования Николая Костомарова. Том пятый.—СПб.: 1868. С. 356


Русские и иноземцы стояли обозом в удобном месте; сзади их был лес; перед ними поле, по которому московские люди заплели плетень для обороны своего обоза. Впереди плетня стояли две деревушки. Русские спали. Накануне у предводителей был пир. Делагарди, вспоминая свои прежние военные дела, сказал: «Я был в плену у Жолкевского: он мне подарил кунью шубу; теперь, когда я его возьму в плен, то подарю соболью».

Жолкевский подошел близко к стану так тихо, что никто в неприязненном стане не слышал. Гетман тотчас приказал зажечь деревушки, чтобы не дать московским людям засесть в них и стрелять оттуда, а вслед затем приказал громко затрубить в трубы и ударить в барабаны. Пожар и военная музыка всполошили русский стан. С криком бросились все к оружию; поляк очевидец говорит с насмешкою об их беспорядке: «Это значит: седлай порты, надевай коня!»

Правую сторону польского войска занимал полк Александра Зборовского — прежние тушинцы; левую, — полк Николая Струся, каменецкого старосты; по бокам и в резерве, на правой стороне полки Мартина Казановскаго и Людовика Байера, на лево гетманский полк под начальством князя Януша Корецкого. За левою стороною были кусты; в них рассеялось четыреста украинских казаков: они назывались погребыщане, потому что были из погребыщанской волости, принадлежавшей князьям Збаражским. В противоположном войске, левую сторону занимал Димитрий Шуйский с московскою конницей, которую сзади закрывала стоявшая в кустах пехота, готовая броситься в бой, когда конница раздвинется. Иноземцы стояли на правой стороне. По известию Жолкевского, московских людей в этом войске считалось до сорока тысяч, а иноземцев десять тысяч, но в наличности последних было там не более восьми, а по другим их было только пять тысяч.

Поляки начали битву нападением на плетень, который стоял впереди обоза. Делагарди выслал к нему иноземную пехоту; она храбро и стойко защищала его. Плетень не был сплошной, но прерывался и возобновлялся, и сильный бой был на прогалинах. Но в то время, когда у плетня происходила битва с равными силами, на правой стороне Зборовский с своими бывшими тушинцами ударил на московскую конницу. Московские ратные люди были плохие воины: бывалые бойцы или были побиты в прежних боях, или лежали по домам раненные; в войске под Клушиным были все новобранцы, в первый раз увидавшие бой и смерть, да вдобавок и охоты было мало охранять державу царя Василия, и предводитель Димитрий Шуйский не мог их привязать к себе своею личностью. От этих причин, как только Зборовский ударил с своим полком на московскую конницу, так она и пустилась бежать, и смешала пехоту, которая должна была ей подавать помощь. Побежала и пехота. Димитрий Шуйский с пятью тысячами заперся в сделанном наскоро остроге.

Несмотря на это бегство, иноземцы на левой стороне продолжали защищать плетень. «Часов пять бились мы — говорит участник Маскевич — каждому из нас по восьми и по десяти раз приходилось схватываться с неприятелем. Гетман стоял на возвышении, как Моисей, поднимал руки вверх и призывал небесную помощь». Но тут прибыла на место битвы гетманская хоругвь и привезла с собою два Фальконета, единственные орудия, какие взял с собою Жолкевский в дело: они замедлили по причине дурной дороги. Как ударили пушкари из Фальконетов, прорвали и повалили плетень; пехота Струся бросилась по нем на иноземцев, те подались и побежали в лес. Тут Делагарди двинул на них конницу. Битва опять возобновилась. Но случилось, что когда передовой отряд, давши залп по полякам, оборотился назад, чтобы зарядить ружья, поляки воспользовались этим, ударили на него в тыл; этот отряд напер на другой; стоявший позади, а тот поворотился назад и уперся на московское войско, стоявшее позади его, а московские люди пустились врассыпную. Поляки за ними ворвались в неприятельский обоз. Димитрий Шуйский, стоявший в острожке, не подал им помощи. Тогда немцы и французы стали передаваться полякам, сначала по одному и по два, кидали оружие и вступали в разговоры с неприятелем, а потом ротмистры Конрад Линк и Вильгельм Таубе с целыми своими отрядами послали просить у Жолкевского свободного пропуска на родину из московской земли. Гетман послал к ним своего племянника Адама, человека ловкого и знавшего иноземные языки и обычаи. Они с ним условились о сдаче. Положили, что иноземцы, служившие Московскому государству, откажутся от этой службы и за то получат от поляков свободное право удалиться в отечество, а кто захочет, тот будет принять в польскую службу. О Линке шведский историк замечает, что этот немец перед тем только получил несколько тысяч рублей от Димитрия Шуйского. За немцами вслед и другие иноземцы стали сдаваться. Делагарди сначала вместе с Горном увлечен был общим движением и убежал в лес, а потом воротился и стал уговаривать свое разноязычное войско, чтобы оно не срамило военной чести, что дело еще не проиграно; не помогали ни увещания, ни угрозы. Присылал к ним Димитрий Шуйский, сулил, как говорится, золотые горы; но обещаниям Шуйских не верили…




Приказные дьяки XVI века по моему убеждению — видные общественные и политические деятели, а не только «плутишки» и «страдничьи дети»
И повелел Владимиру быть с нею перед отцом ее и матерью, и потом отца ее убить, а ее взять себе в жены
Ну, казачки, — сказал Маслов стоявшей сотне, — вот через 40 секунд взорвем стену!
Все мятежники в Кавказских горах были приведены в трепет покорением города, вечного их убежища
Желателен переход крестьян к подворному владению
Мысли о федеративном устройстве Древней Руси
Если не произошло отделения Сибири от России, то приписать это следует не столько счастью, сколько государственному смыслу русского народа
Соответствует ли тип европейца идеалу человека, как этот идеал отобразился и выяснился в нашем народном сознании?
Саги, для Русского человека, любящего свое отечество, могут быть объяснением многим сказаниям Нестора
Рождество Христово



Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.